Как я сдавал не-помню-что

(Эта история была признана лучшей за конкурс «Золотой Хвост» 2008. Автор: Скирда Андрей)

Дело было в начале 90-х, времени крушения империи, полного пофигизма и моего обучения в стенах Тульского политеха, потерявшего впоследствии свое название вместе с развалом страны. Мы были молоды, так что бедлам в голове, сопровождающий каждого во времена обретения студенческо-половой зрелости, удачно накладывался на бедлам всеобщий.

Учились мы на 4-м курсе и чувствовали себя уже бывалыми студентами, прошедшими огонь, воду и сдавшими сопромат (что по факультетским традициям было негласной индульгенцией для возможной женитьбы).

Как называлась эта высоконаучная дисциплина, я не очень-то хорошо знал и тогда, теперь же не вспомню даже под пыткой. Но это было нечто связанное с экологией. Неясно, для чего она была нужна студентам Машфака, номинально основной целью обучения которых было, в общем-то, ровно обратное — а именно разрушение под чистую этой самой экологии при помощи разного рода летающих и взрывающихся штуковин, но, как известно, тогдашнее еще советсткое образование отличалось изрядной широкопрофильностью. Помнится, еще в начале обучения нам с гордостью вещалось с высоких трибун о том, в каких различных сферах нашего необъятно-народного хозяйства трудятся выходцы из наших факультетских стен. Называемый спектр потенциального трудоустройства был широк, но весьма специфичен — что-то типа от министра спорта до министра торговли. Очевидно, подобные истории существовали на всех факультетах всех учебных учреждений страны, так что я не удивлюсь, если кому-нибудь из кулинарного училища так же вещали, как кто-то из их прошлых выпускников запускал Белку со Стрелкой на околоземную орбиту. Было бы интересно провести подобный соцопрос. Впрочем, я отвлекся от темы повествования.

Итак, нам, познавшим уже не только ужасы, но и вкусившим прелести студенческой жизни, предлагалось проникнуться животрепещущими проблемами экологии и чего-то-еще-с-нею-связанного под руководством ученой дамы, твердо и искренне уверенной во вселенской важности преподаваемого ею предмета. Но, к сожалению, донести до нас эту важность, увы, не представлялось никакой возможности в силу почти полного отсутствия заинтересованности у обучаемого контингента. Это «почти» заключалось в следующем. Курс состоял из ряда семинаров и контрольных работ, выполняемых на персональных компьютерах типа IBM 286 c цветным монитором. Возможность притронуться своими руками к этому чуду человеческого гения и было, по сути единственным, да и то не для каждого, поводом для присутствия на занятиях.
В числе остальных был мой друг Б. (к сожалению, интересы безопасности страны требуют, чтобы истинные фамилии участников происходящего не были преданы огласке). Как уже было сказано, сопромат был оставлен далеко позади, и Б. уже воспользовался неоспоримым правом женитьбы. Более того, ко времени описываемых событий он стал уже счастливым отцом очаровательной дочки.

Посему даже высшее творение человеческого разума в виде цветного дисплея не могло побудить его уделить время для постижения всей важности мониторинга икринок кильки для экосистемы мирового океана. Я же, после нескольких посещений достигнув определенного уровня мастерства в Тетрисе* (* Тетрис — компьютерная игра, делящая пальму первенства суперигры всех времен и народов с Дигером и Перестройкой), имеющемся в наличии на всех без исключения чудо-компьютерах, также потерял всяческий интерес к преподаваемой дисциплине. Как можно предположить, расплата ждала нас с пришествием сессии. Для получения требуемого зачета с оценкой нужно было сделать некую контрольную работу и в личной беседе показать, какой неизгладимый след оставил в душе преподаваемый предмет
за отчетный семестр. При наступлении часа Х, то есть когда теплившиеся непонятно на чем последние шансы получить зачет на халяву окончательно рухнули, пришлось предпринимать дополнительные усилия, кроме завоевания первых строчек в рейтинге чемпионов Тетриса. В общем, опуская малозначительные детали, после нескольких подходов, зачет был мною сдан. Ситуация у Б. была много хуже. Мало того что ученая дама с удивлением познакомилась с ним лишь при первой попытке сдачи зачета, но при этом еще и выявила у моего друга отрицательный уровень знаний по предмету. Из абсолютно искренних побуждений (не мог же выходящий из стен нашего вуза интеллигентный, с ее точки зрения, человек не разбираться в вопросах экологии) ему был предложен ряд дополнительных заданий. После беглого ознакомления стало ясно, что их выполнение предполагает обретение знаний где-то на уровне доктора экологических наук (неужели такие действительно существуют?). Так что анализ деформаций тонкостенных оболочек методами Фурье-Лагранжа, не без интереса постигаемый нами по нашей основной специальности под руководством великого профессора Толоконникова, определенно мерк в своем величии перед методологией сбора воды в водоемах Тульской области. В общем, все было грустно.

Путей разрешения проблемы было два — нереальный и какой-нибудь другой. Первый состоял в затрачивании Б. титанических усилий по кропотливому изучению предмета, и потому был сразу же отметен. Другой способ был найден вместе с группой сотоварищей за распитием пива в кафе “Стекляшка”, а ныне “Елочка”. «Ячменный колос» несомненно способствовал процессу генерации идей в нужном направлении, и коллективный разум не подкачал! Было предложено сдать другому зачет за Б. по его зачетке. Дело в том, что, как известно, в зачетках фотография клеилась на корочке, тогда как фамилия студента вписывалась на следующей странице. Зачетка скреплялась скрепками, и при смене корочки менялась внешность, без потери подлинности документов. Голливуд отдыхал.

Идея, конечно, была не нова, но отличалась изрядной дерзостью, так как идти предполагалось мне, потому что мы с Б. были записаны в одну группу. Ставка была сделана на то, что преподавательница должна была вспомнить меня, но не вспомнить про поставленный зачет. Не могу сказать, что я был холоден, как Штирлиц, глядя в глаза ученой дамы, в которых так и читалась озабоченность проблемой корреляции концентрации кобальта и стронция в заповедных лесах вокруг Ясной Поляны с периодичностью плавок чугуна на Косогорском металлургическом комбинате. И все же, как мне казалось достаточно бойко, я протянул зачетку и тетрадь с контрольной, повторяя как заклинание: «Я Б., со Скирдой у нас общее заведение, вместе прийти не смогли».

Секунды были вечностью, когда она с неподкупным интересом углубилась в изучение контрольной, изредка бормоча под нос: «Ну как же, как же, конечно, я вас помню”. Изучение было несоизмеримо долгим, со всей очевидностью я понимал что, хвостатый червь сомнения уже роется в ее голове и наш грандиозный замысел вот-вот будет раскрыт. Но результат оказался неожиданным. Изучив прочитанное, она с искренним разочарованием заявила, что представленного материала недостаточно!!!
Нечеловеческими усилиями я сдержал вырывавшийся из груди крик: «Ну как же так, ты же вчера уже за это поставила зачет, с***!», а вслух произнес: «Ведь у нас один вариант на двоих, и вчера моему напарнику вы поставили зачет!»

На что был получен обескураживающий ответ: «Да, конечно, прекрасно помню, но материал вашего напарника был полнее!»

Крыть было нечем, и вид мой в эту минуту, очевидно, был подобен герою Гая Ричи из фильма «Карты, деньги, два ствола» после карточного проигрыша. Но, очевидно, он-то и тронул тонкую женскую душу преподавательницы. «Ну хорошо, Б., — явно смягчаясь, сказала она, – У вас действительно один вариант со
Скирдой, он был у меня вчера, я его помню. Я вам дам дополнительное задание, присядьте, подготовьтесь, если ответите, поставлю вам зачет». Это уже была победа! Не помню, что она спрашивала и какую ахинею я нес, но, со вздохами и качаниями головы зачет был получен.

Я выходил из аудитории как Штирлиц, получивший шифровку из Центра о присвоении ему очередной звезды за успешное выполнение сверхсекретного задания ставки.
На этом можно поставить точку, но справедливости ради необходимо принести извинения этой обманутой преподавательнице, искренне пытающейся обучить нас основам экологических теорий. Но… раскаивания в совершенном, увы, нет.

И еще одно дополнение — позже мне рассказывали эту историю с уже новыми действующими лицами и подробностями, так что мы сотворили миф!

Страница закрыта для комментирования.