Это сладкое слово — «Общага»!

Автор: В. Ирина

Студент с 1987 года

ТГПИ им. Л. Н. Толстого

Училась я в ТГПИ им. Л. Н. Толстого (тогда это был ещё институт) с 1987 по 1991 год. Как и большинство иногородних студентов, жила в общежитии. Наш педфак занимал 5-й этаж, а ниже гнездились вьетнамцы, кубинцы, НВПэшники (был тогда такой факультет, готовивший преподавателей начальной военной подготовки) и, по-моему, «химики».

Признаюсь, поначалу заселяться в общагу было страшновато: избалованные домашним уютом туляки пугали рассказками о прожорливых тараканах, невоспитанных студентах, голодной жизни и т. д. Но на деле всё вышло не так уж и плохо. Тараканы оказались довольно мирными, почти ручными зверьками, редко забредавшими в комнаты, где поживиться им было заведомо нечем. От голода спасали запасы домашней провизии, которая регулярно доставлялась из далёкого Ефремова, а также перекус всухомятку и столовая. Что касается студенческого братства, то оно оказалось лучшим братством на свете!

Как правило, к вечеру хлебница оказывалась девственно чиста, и самая шустрая подруга, Ленка Давыдова, отправлялась на охоту по комнатам. Наиболее добродушными и отзывчивыми существами были вьетнамские девушки, которые без лишних разговоров делились с русскими студентами куском хлеба.

Иногда в красном уголке проводилась дискотека, которую мы, обожавшие танцевать, ждали с огромным нетерпением. А в тёплые майские вечера громоздкую аппаратуру ставили на крыльце нашей «трёшки». Большинство обитателей двух соседних общежитий присоединялись к веселью под ритмичные звуки популярных тогда мелодий «Boys, boys, boys», группы «London Beat», Сабрины и др.

У входа в наше общежитие висел добрейший междугородный телефон-автомат, знавший всех обитателей и позволявший нам, бессовестным, вместо 15-копеечной монеты пользоваться обыкновенной спичкой. Ее вставляли в отверстие, надавливали на какую-то железку и бесплатно болтали с любимыми родителями сколько душе угодно! Правда, посвящённые держали этот способ коммуникации в строжайшей тайне от всех остальных.

Вообще обстановка в «трёшке» была очень спокойной и крайне доброжелательной, за что огромное «спасибо» коменданту (к сожалению, не помню, как её зовут) и бабушкам-вахтёршам. Старушки всех знали в лицо: и жильцов, и постоянных посетителей, беспрепятственно пропуская в недра корпуса и тех и других.
Прежде чем подняться наверх, необходимо было миновать гостеприимно распахнутую дверь общаговской «кафешки», из которой доносился дразнящий запах кофе и свежих булочек. «Перекусочная» располагалась в небольшой комнате, и заботливая тётя Маша щедро кормила нас сладким и мучным, способствуя нашему необыкновенному росту в ширину.

За 4 года, пролетевших мгновенно, произошло много весёлых историй и смешных случаев. На 1 курсе жила я в одной комнате с Леной Золотарёвой, большой любительницей покачаться на стуле. После того, как она свалилась-таки с него, стянув на себя скатерть со студенческим обедом, меня, большую любительницу посмеяться, пришлось отпаивать водой.

Однажды поздним вечером от нечего делать мы соорудили «стукалочку» из пустого пузырька на нитке, и опустили ее на уровень 4 этажа к окну вьетнамцев. Сначала они недоумевали, что же это стучит к ним в окно. Но, быстро смекнув в чём дело, разгневанной толпой прискакали под дверь нашей комнаты. Мы притихшие, как мышки, стойко выдерживали осаду в течение 10 минут. Больше таких попыток позабавиться мы не повторяли.

А родной запах общаги, в котором переплелись «ароматы» хлорки, пресловутой жареной селёдки, готовящейся пищи, духов и т. д., и т. п.! Людям со стороны этот
«букет», может, и казался омерзительным, но мы, возвращаясь, с удовольствием втягивали его в себя с мыслью: «Дом, милый дом!»

…Помню солнечное майское утро 91 года, когда я с ужасом осознала, что через какой-то месяц закончится студенческая жизнь, мы разъедемся, обзаведёмся семьями, увязнем в работе, а наш второй дом останется в прошлом. Долго не могла свыкнуться с мыслью, что никогда больше не открою дверь «трёшки», не пройду по такому до боли знакомому коридору, не выгляну в окно своей любимой 517-й комнаты… Там теперь другие девчонки и мальчишки. Радуются жизни, стараясь не думать о том, что всё хорошее быстро кончается.

Страница закрыта для комментирования.