Отличник в красном

Автор: Акатов Николай

Студент с 1973 года

В ту ночь перед экзаменом я не спал ни минуты. И я не просто бодрствовал. Мы с другом облазили все тульские кабаки, а напоследок ещё умудрились сцепиться с таксистами. И Сашке разбили голову монтировкой. Я отделался гораздо легче, потому что во время драки слегка сдрейфил и стоял в сторонке. А потом транспортировал своего друга в травмпункт, где ему наложили уморительную повязку, как чепчик у младенца. Ох, и смеялись же мы!…

Утром мне, правда, стало не до смеха. Я, как потрепанный Ромео, пришел под свой балкон и стал объяснять жене, почему провел эту ночь вдали от домашнего очага. Наконец Марина молча вышла на балкон и швырнула в меня зачеткой с такой яростью, что, если бы на моем месте оказался Ромео, она бы его просто прикончила.

Итак, я отправился на экзамен по предмету, называемому КАМ — «Конструирование автоматических машин». Если перевести это название с эзопова языка закрытой специальности, то речь, конечно же, шла об автоматах, пулеметах и прочем автоматическом оружии, в котором я был, если честно, ни бум-бум. К тому же, и мой имидж не особенно располагал педагогов к симпатии. Весь растерзанный, да ещё в какой-то немыслимой красной майке, видной за версту, «как у палача», если использовать выражение Шукшина из знаменитого фильма. Словом, шансы мои были равны нулю, если не меньше.

Экзамен состоял из 3-х вопросов. Первый, по истории оружия, меня не очень пугал. Мне предстояло рассказать о винтовке Мосина, а кто о ней не знает? Правда, и экзаменатора не очень интересовала история трехлинейки, и моя погибель заключалась во 2-м и 3-м вопросах. Оба они предполагали конкретное знание систем оружия, и здесь недостаточно было демагогии насчет лучшей в мире тульской винтовки.

Тогда я пошел ва-банк, обложился со всех сторон автоматами и пулеметами, и под этим вооруженным прикрытием стал внаглую списывать с лекций, которых мне посещать, увы, не приходилось. Мой ответ получился настолько обстоятельным, что преподаватель был приятно удивлен. Затем я, неожиданно для самого себя, довольно верно объяснил назначение одной железячки немецкого пулемета. И вплотную приблизился к отличной оценке.

Дело в том, что по негласному правилу более-менее внятный ответ на все 3 вопроса означал твердую четверку. А если тебе после этого удавалось успешно разобрать и собрать какое-нибудь оружие неизвестной системы, то ты получал “пять”. И здесь мне несказанно повезло. Меня отправили в оружейную комнату, где мой знакомый пенсионер-собутыльник выдал мне знакомый английский пулемет, который я, недолго думая, разобрал и собрал на пять баллов.

Любопытно, что наш отличник Гриша, который был настоящим докой в этом деле и даже специально переводил статьи из зарубежных военных журналов, пятерки в тот день удостоен не был. А я был. Едва ли не единственный раз за все пятнадцать лет моего студенчества.

Страница закрыта для комментирования.